Устройство жилищ племен

Одинаковое устройство имели жилища племен северо-востока Азии и островов Восточной Азии. С внутренней стороны для утепления жилища стены могли завешиваться шкурами животных, а с внешней засыпаться землей, а зимой — снегом.

На верхние концы столбов — каркаса жилища — горизонтально накладывались бревна, которые являлись внешней обвязкой каркаса жилища. Второй ряд столбов в центре служил опорой для бревен внутренней обвязки каркаса. На эти две обвязки укладывались жерди и нетолстые бревна каркаса крыши.

Вследствие того, что жилище в плане было четырехугольным и соответствующие ему формы обвязки в плане также были четырехугольными, крыша у такого жилища должна быть четырехскатной. Каркас крыши, как и стены, мог заплетаться кустарником или накрываться травой, а возможно, даже и берестой. На Осиновском озере в жилищах сохранились остатки бересты, которой, по-видимому, покрывали древние жилища.

В центре крыши находилось, очевидно, отверстие для выхода дыма. В целом крыша имела, должно быть, форму усеченной пирамиды. Ночью и во время метели отверстие в крыше могло прикрываться шкурами животных, как это делали до недавнего времени народы Нижнего Амура и Северо-Востока, жившие в жилищах подобного типа. Отверстие в крыше имело, по-видимому, еще одно назначение: для входа и выхода из этого жилища, так как ни в одном из жилищ Новопетровки не было обнаружено наземного входа. Так, у коряков дымовое отверстие служило одновременно и входом в их полуподземное зимнее жилище. В языке гиляков, нивхов понятие «войти в дом» передается: словом «спуститься», а «выйти» — словом «подняться». У них же, по словам Л. Я. Штернберга, во время медвежьего праздника существовал обряд внесения и вынесения медвежьего мяса я костей через дымовое отверстие: «Когда оживают из тьмы тысячелетий отдаленнейшие отголоски глубочайшей древности, когда с благоговейной строгостью соблюдается ритуал, не изменившийся в течение десятков веков, снова возрождается и воспоминание о дымовом отверстии, заменявшем дверь. Именно через это отверстие по специально вставленному шесту спускались в юрту со шкурой и мясом убитого медведя, и тем же путем выносили из юрты все ритуальные принадлежности, а также кости медведя для похорон в медвежьем срубе».