Значение рыболовства

Исключительно важное значение рыболовства сказывается на всей материальной культуре дальневосточных племен. (Ведущая роль рыболовства находит свое отражение и в мифах, например в легендах о сыне рыбы, и многих других образцах фольклора, не менее специфических для мира ихтиофагов, все помыслы и желания которых вращаются в кругу представлений, связанных с добычей рыбы. Черты такого жизненного уклада обнаруживаются на Амуре с очень раннего времени — с самого начала неолита. Рыба становится здесь основной пищей, а рыболовство — главным занятием и основным источником существования для местного населения, в особенности вблизи моря и вдоль крупных рек.

Правда, как это ни парадоксально, но в инвентаре неолитических поселений на Амуре, в стране рыболовов, нет такого изобилия рыболовных орудий, как, скажем, в неолите Прибайкалья — например, крючков для ловли рыбы или наконечников гарпунов. Это объясняется, во-первых, тем, что крючки и гарпуны выделывались, как правило, из кости или даже из дерева — материалов, бесследно разрушившихся в условиях влажного амурского климата. Не найдено на Амуре пока и неолитических погребений, а именно в них-то и встречены в Прибайкалье гарпуны и крючковая снасть.

Тем не менее, в неолите Амура есть все же как прямые, так и косвенные свидетельства о характере орудий рыбной ловли и способах рыболовного промысла. Среди крупных каменных изделий ,на Амуре часто встречаются просверленные круглые камни, палицы или кастеты из вулканических пород камня. Они предназначались, по разъяснению стариков ульчей и гиляков, для умерщвления пойманных в сеть или на крючок громадных рыб—осетров или калуг. С ними рыбак иначе не мог справиться в своей хрупкой лодке. Не только мелкая, но и крупная рыба здесь, таким образом, уже в самом начале развитого неолита было обычной добычей. Не менее характерны для амурского неолита крупные грузила с желобом или с отверстием на одном конце, которые должны были употребляться для оснащения не только сети, но и тяжелого невода на крупных реках с быстрым течением.

Изобилие рубящих орудий, в том числе великолепно отшлифованных, предназначенных для обработки дерева, тоже не случайно — дерево служило, несомненно, не только для постройки жилищ, но и для изготовления разнообразных ловушек, заколов, а также для постройки долбленых лодок. В Кондоне, кроме того, найдены многочисленные узкие и длинные овальные гальки с просмоленными до сплошной черноты концами. Такими гальками могли проваривать березовым варом швы шитых легких лодок-берестянок. Каменные грузила указывают на коллективные способы лова рыбы, в которых участвовали десятки людей, а может быть, и вся община. Само собой разумеется, что массовый коллективный лов рыбы, особенно проходной, во время сезонной рыболовной страды, должен был быть несравненно продуктивнее, чем индивидуальная добыча рыбы в мелких таежных речках и реках Сибири при помощи удочки и гарпуна. Общественные способы добычи рыбы, вместе с тем, вовсе не исключали и индивидуального промысла единичными рыбаками при помощи гарпунов или удочек.