Происхождение каменных глыб

С этим связан и вопрос о их происхождении. Можно было бы предположить, что они первоначально помещались именно на скалах, а затем, после разрушения, обваливались в воду, и были перенесены вниз по реке. Однако на уцелевших остатках скал в таком случае должны были сохраняться точно такие же рисунки. Но их там нет. И, кроме того, в целом рисунки расположены на валунах таким образом, что обнаруживается их композиционная связь с уже «готовым» валуном, оторвавшимся от скалы и приобретшим гладкую поверхность в результате последующих обработок песком и ударами о другие валуны.

Одним словом, всего вероятнее, что рисунки были в большинстве выполнены если не на том же самом месте, где лежат эти камни сейчас, то почти на том же и на этих именно камнях.

По стилю и содержанию рисунки Сикачи-Аляна делятся на две резко отличные группы: а) архаическую, древнейшую, и б) более позднюю, мохэскую по времени.

Основная масса их принадлежит к первой группе — архаической, в полной мере первобытной. Все древнейшие изображения выполнены техникой выбивания или, как иногда пишут археологи, точечной ретушью, характерной для эпохи неолита. Древний мастер работал над своими рисунками так же, как трудятся иногда и над каменными топорами: он ударял камнем о камень, выкрашивая кристалл за кристаллом, кусочек породы за кусочком, пока не образовывались мелкие точечные углубления-ямки, сливавшиеся затем друг с другом в сплошное пятно. Так шла медленная и упорная работа ваятеля, пока на камне не появлялся желаемый образ, существовавший до этого только в сознании художника.

Все рисунки древнейшей группы рельефны. Можно сказать, что они представляют собой, в собственном смысле слова, не рисунки, а барельефные изображения.

Центральное место среди изображений Сикачи-Аляна занимают загадочные и странным образом стилизованные антропоморфные лица-«личины», такие же в общем, как и та личина, о которой говорилось вначале.

Они настолько разнообразны, что трудно свести их в сколько-нибудь определенные частные группы или типы — каждая личина представляет свой особый тип. В них причудливо, как бы мозаичным образом, сочетаются различные признаки, которые древний мастер комбинировал легко и свободно по своему выбору, как в калейдоскопе.

Исходя из наиболее устойчиво повторяющихся признаков, можно разделить личины по их общим очертаниям, по форме лица на овальные личины, яйцевидно-овальные и обезьяноподобные, с отчетливо выраженным узким подбородком.

В особую группу можно выделить и личины вообще без внешнего контура, частичные или парциальные: лишь с глазами, ртом, ноздрями.

В Сикачи-Аляне имеются и животные: четвероногие звери, птицы и змеи. Удивительно только одно: нигде на камнях в Сикачи-Аляне не найдено изображения рыб, хотя рыболовство на протяжении тысячелетий было если не единственным, то, во всяком случае, основным источником существования населения Приамурья.

Среди рисунков, изображающих четвероногих животных, выделяются фигуры зверя с большой массивной головой, таким же тяжелым массивным туловищем и четырьмя ногами, иногда — с отчетливо проступающим длинным хвостом. Таково, например, животное с большой, как бы отвислой книзу головой. На голове торчат треугольниками два уха. На коротком массивном туловище виден горб над лопатками. Ног четыре, между ними имеются еще два коротких выступа: ноги короткие, «обрубки». Сзади виден длинный хвост. Если бы не этот хвост, можно было бы принять изображенное на рисунке животное за лося. Над головой животного наискось расположены два кружка. Ниже, сзади, тоже имеются три кружка.