Различия в искусстве

Противоположность между искусством амурских рыболовов и их ближайших соседей — земледельцев, с одной стороны, и охотников Восточной и Западной Сибири, с другой, коренится, очевидно, в общих закономерностях эволюции художественного стиля и мышления, которые выявлены на материалах первобытного искусства не только Азии, но и Европы.

Устойчивое господство охотничьего быта и хозяйства содействует сохранению древнего динамического направления в искусстве. Разрыв с ним приводит к преобладанию условности, схемы и чистого орнаментализма.

Анализ изображений на валунах и скалах Сикачи-Аляна позволяет сделать попытку полнее понять и социальную обстановку, внутренний строй общества, в условиях которого они возникли, а также психологию авторов сикачиалянских петроглифов. Ключом к ней являются антропоморфные изображения на этих петроглифах.

При описании загадочных антропоморфных изображений Сикачи-Аляна выше употреблялось выражение «личина», старое русское слово, которое означает маску. И действительно, первое и самое сильное впечатление, которое производят изображения, это впечатление маски, искусственного, а не подлинного лица человека. Такое впечатление вызывается отсутствием туловища. Изображено в подавляющем случае одно только лицо. Туловище представлено в виде исключения, да и то в странно укороченном и деформированном виде, лишь как придаток к личине. Само же лицо дано в гротескной манере и резко схематизированном абстрактном и сильно искаженном виде, часто в орнаментальной схеме, с фантастическими дополнениями. Конечно, узоры внутри контура лица могут означать вполне реально существующую на нем татуировку, росписную или выполненную в иной технике, например, рубцами, или прошитую волосом под кожей.

Но само по себе это лицо, его контуры деформированы: лоб или подбородок срезаны прямо, глаза утрированы, их уголки протянуты буквально «до ушей», через всю половину лица. Вместо носа показаны только отверстия ноздрей. И, наконец, татуировка — это то же самое, что маска, только лишь нанесенная на живое человеческое лицо, а не надетая на него сверху в виде покрышки из шкуры или бересты.

Антропоморфные изображения Сикачи-Аляна, таким образом, представляют собой изображения когда-то реально существовавших масок-личин.