Маски из человеческих черепов

Известны и просто маски, изготовленные из человеческих черепов. «Юкатанцы, — как именует их Г. Спенсер, — отрезали у своих умерших головы... затем очищали от мяса (вываривая их); после того они отпиливали половину черепа, оставляя лишь переднюю часть с челюстями и. зубами. Потом с помощью цемента они воспроизводили «а этих получерепах отнятые прочь мясные части, стараясь при этом сделать каждую голову, насколько возможно, похожей на ее прежнего владельца.

Меланезийцы обрабатывали черепа в маски. С задней стороны черепа-маски прикреплялась палочка или петелька из кожи, предназначенная для того, чтобы держать череп перед лицом того, кто изображает умершего. Со временем вместо черепных натуральных масок стали, по мнению Фробениуса, изготовлять более легкие, плетеные, которые сохраняли прежнюю форму. Взамен натуральных черепных масок применялись и деревянные, «но и в деревянных масках, — пишет Фробениус, — находятся следы черепных масок». Так, по наблюдениям А. Д. Авдеева, «на многочисленных деревянных масках народов Африки человеческое лицо часто изображалось с плотно закрытыми глазами и с отдельно прикрепленной, отвисающей, как у покойника, челюстью, что с несомненностью свидетельствовало, что они изображают умерших». У обитателей полуострова Газели в Меланезии все маски так и называются словом «лор», буквально — «череп». Связь понятий «маска» и лицо, а также голова — череп умершего, известна и в других случаях. У туземцев Нового Мекленбурга маска именовалась словом «кепонт» — «лицо умершего». У меланезийцев слово «тамате» означало и маску, и мертвого человека. На языке джукунов мертвый назывался словом «аки», маска — «аку». У племени иоруба термин «згу» обозначал одновременно маску и дух умершего. Одним словом, череп, мертвец, дух умершего и маска были синонимами.

В свете всех этих фактов особое значение приобретает одна характерная черта многих сикачиалянских и шереметьевских личин: их обезьяновидный облик. На самом деле, за этим внешним сходством с обезьяньей головой (вряд ли древние жители Амура имели понятие об обезьяне!) скрывается, очевидно, связь с черепом, с головой мертвого человека.

Стремление выделить реальные черты именно черепа, а не живого лица, определяет, по-видимому, и такую характерную особенность некоторых сикачиалянских личин, как наличие внутри внешнего их контура в виде овала, еще и внутреннего контура, как бы второго лица. Такое «внутреннее лицо» сикачиалянских личин расширено вверху, резко сужено внизу, напоминая тем самым череп, освобожденный от покрывающих его мягких тканей.