Древнее искусство

Совпадения древнего искусства наскальных изображений с современным искусством могут быть продолжены и в области конкретных образов и сюжетов. Например, змея, дракон, «мудур» — такой же привычный и традиционный элемент нанайской орнаментики, как и петроглифов. «Мудуры» нанайцев обычно не только изгибаются волнистыми полосами, но и свернуты тугой спиралью, так же как на валунах Сикачи-Аляна или на скалах по Уссури.

На петроглифах Уссури и Амура встречаются, далее, изображения оленей не только с волютами, но и с характерными прямыми полосами поперек туловища. Олень играет большую роль после петуха и дракона. Среди изданных Лауфером образцов орнаментики амурских племен имеются фигуры оленей с такими же точно поперечными полосами, как и на петроглифах.

Третий, не столь часто встречающийся, но весьма существенный образ петроглифов — птица.

В современной нанайской орнаментике, как полагают, преобладает петух. Тем не менее, внимательно приглядываясь к образцам орнамента, изданных Лауфером, можно обнаружить и изображения таких же, как на петроглифах, водоплавающих птиц: гусей, уток, лебедей. Сюда относятся, например, рисунки птиц на бумажной вырезке, изданной в книге Лауфера, где мы видим полное сходство с миниатюрными фигурами сидящих водоплавающих птиц на петроглифах в Шереметьево.

Остается обнаружить в современной орнаментике самое главное для петроглифов: личины, антропоморфные изображения, маски.

Лауфер в свое время решительно отрицал наличие антропоморфных элементов в орнаментике амурских племен. Он указывал только на зооморфные и растительные элементы, в первую очередь на стилизованные рисунки рыб, петухов, драконов, как на характерные элементы амурской орнаментики. В орнаментике нанайцев, ульчей и гиляков действительно нет таких очевидных антропоморфных изображений, которые можно было бы сравнить наглядно с четкими рисунками орнамента петухов или рыб. Однако, внимательно рассматривая образцы орнамента амурских племен, можно увидеть в них если не точно такие же, то, во всяком случае, очень сходные, хотя и сильно стилизованные обезьяноподобные личины-маски. При этом такие фигуры составляют вовсе не исключение, а самый распространенный и даже по сути основной элемент богатой орнаментики нанайцев и вслед за ними ульчей.

Так, например, на таблице XXV в книге Лауфера изображена сложная орнаментальная композиция из двойных спиралевидных линий и дуг. В нижней части ее с полной отчетливостью просматривается обезьяновидная личина, с широкой и округлой верхней частью, внутри которой двойной спиралью обозначены такие же, как на петроглифах, огромные, глаза. Ниже обозначены широкие обезьяньи ноздри, а еще ниже — массивный подбородок. По бокам этой морды торчат широкие уши, тоже переданные в виде спиралей. Особенно интересно, что над головой возвышаются два отростка, как бы два луча. Точно так же в ряде случаев изображались уши и на петроглифах. Для антропоморфных личин амурских петроглифов не менее характерны затем прямые линии, отростки, или лучи, увенчивающие их сверху, а нередко и окаймляющие вокруг с обеих сторон.

Странные антропоморфные личины амурских петроглифов, таким образом, не исчезли бесследно, а вошли в состав позднейшей орнаментики в качестве ее основного содержания. Они были использованы в амурской орнаментике, таким образом, как и другие фигуры, например рыб или птиц, послужили своего рода «строительным материалом», стали деталями сложных орнаментальных композиций. Но в отличие от фигур рыб и птиц, они целиком вошли в состав общей орнаментальной ткани, почти полностью растворились в ней и настолько потеряли свою самостоятельность, что могут быть обнаружены только путем сравнения с петроглифами, где эти личины находятся еще в исходном, изолированном виде, сами по себе.

«Темы» наскальных изображений повторяются и в современной орнаментике: обезьяноподобные и спиралевидные маски-личины, изображения оленей с поперечными полосами на туловище, водоплавающие птицы, змеи.

Итак, мы проследили в современной традиционной орнаментике амурских народов ряд характерных признаков, связывающих ее с древнейшей местной орнаментикой каменного века. Все это вместе с широким применением спирали как основного элемента и главного формообразующего приема связывает древние наскальные изображения с современным орнаментальным искусством амурских народностей, и, следовательно, свидетельствует о наличии определенной художественной традиции, не прерывающейся, должно быть, на протяжении многих веков, а может быть, тысячелетий.