Художественные традиции

Непрерывность художественной традиции, естественно, означает не только преемственность стиля, художественной формы и конкретных сюжетов, но и возможность передачи идей, связанных с этими сюжетами. О том, что сами нанайцы издавна интересовались рисунками на валунах в Сикачи-Аляне, известно было уже первым исследователям этих древних памятников. В ответ на вопрос о том, кто и когда сделал эти рисунки, нанайцы давали один и тот же ответ, что их возникновение связано с мифическими временами трех солнц и Великого стрелка, с начала Вселенной.

Старый космогонический миф нанайцев впервые записал Бертольд Лауфер. В его записи он звучит следующим образом: «В начале света жили три человека: Шанвай, Шанкоа, Шанка. Однажды три человека послали трех лебедей нырять, чтобы достать для Земли камней и песка. Птицы нырнули. Семь дней были под водой. Вышли —смотрят: Земля растет, река Амур течет. Тогда три человека сделали человека по имени Кадо и женщину — Джулчу. Потом деву по имени Мамилжи. Народ размножился и занял всю террасу, соседнюю в Амуром. Кадо сказал: есть три солнца на небе. Невозможно жить, слишком горячо. Я хочу застрелить солнце!

Его жена сказала ему: «Иди!» Кадо пошел к восходу. Вырыл яму, спрятался в ней. Увидел, как взошло первое солнце, и застрелил его. Выстрелил во второе солнце, но мимо. Третье убил. Вернулся домой — не так жарко. Мамилжи сделала рисунки на камнях. Джулчи сказала: «Теперь люди будут видеть, что мой муж убил два солнца». После того, как два солнца были убиты, камни стали твердыми. Потом Мамилжи сказала: «Есть много-много людей. Не будет места для них, если они не будут умирать. Хочу умереть — показать им путь». Джулчи сказала: «Бурундук не умирает, зимой он засыпает, весной оживает. Тумна живет как рыба летом, а зимой спит, змея тоже... Другие животные родятся и умирают. Человек должен родиться и умереть...»

Мотив о птицах, ныряющих в воды первичного океана, чтобы сотворить землю, принадлежит к числу мировых общечеловеческих сюжетов. По распространению он известен у многих народов земного шира и является, видимо, первым элементом космогонического мифа. Вряд ли можно сомневаться в том, что сначала в мифах о Вселенной творцом Земли было не антропоморфное существо или существа, а именно птица и, конечно, в первую очередь птица водоплавающая, способная нырять — лебедь, утка, гусь.

В амурских мифах тоже участвуют птицы. Это особенно важно для нас в связи с содержанием наскальных рисунков на Амуре и Уссури. Так, в самой ранней по времени публикации варианте мифа, изданной Лауфером, видное место принадлежит лебедям: это они достают камни и песок, чтобы создать Землю. Для реконструкции древнейшей мифологии человечества и выяснения ее закономерностей наличие такого сюжета на Дальнем Востоке, у нанайцев, драгоценно. Но он в данном случае еще важнее с другой стороны: оказывается, водоплавающие птицы выбиты на скалах в Шереметьево и на валунах Сикачи-Аля на вовсе не случайно. Они, должно быть, играли действительно важную роль в начальной мифологии амурских племен, конкретно, в космогоническом мифе.

Изображения водоплавающих птиц на петроглифах помогают восстановить семантику наскальных изображений. Изображения эти должны были нести и на самом деле несли ту семантическую нагрузку, те идеи, которые вложены в нанайский миф о сикачиалянских камнях с изображениями. Нанайцы рассказывают о них тот миф, который сложили их далекие предки, выбившие в Сикачи-Аляне фигуры водоплавающих птиц.