Нанайский фольклор

Есть и еще один совершенно неожиданный пример совпадения сюжета нанайского фольклора с наскальными рисунками: это фигура животного в виде лошади с личиной на спине. В том, что здесь присутствует именно личина антропоморфного существа, нет никакого сомнения. Это именно голова, а не всадник!

Рисунок этот, таким образом, самый необычный из всех необычных наскальных изображений Сикачи-Аляна. В нем явно намеренно и одновременно скомпонованы личина и животное в виде лошади.

Об одновременности обоих изображений, составляющих единое целое, свидетельствует единство стиля и то, что они «прилажены» друг к другу. И не менее важно, что рисунок совпадает со столь же необычным, единственным в своем роде мифом.

В одной из нанайских легенд, записанных П. П. Шимкевичем («Сказание о голове»), говорится: «В одной фанзе жила голова мужчины, без туловища; она всегда лежала на нарах. Прошло много лет. Однажды к фанзе прибежал конь, вбежал в фанзу, обежал кругом несколько раз и, остановившись перед головой, заржал, голова начала качаться, затем покатилась по нарам и скатилась на спину коню: конь опять заржал и умчался с головой вниз по Амуру».

Затем рассказывается, как конь останавливается перед фанзой, где живет одинокая женщина Амфуди-Амуча, большая шаманка. Она приказывает бурхану бросить голову в озеро, чтобы она превратилась в мужчину, но голова исчезает в озере. Затем шаманка превращается в утку. В дальнейшем следует длинный рассказ о приключениях сказочного героя, Марго, в которого, видимо, превращается в конечном счете голова.

Можно только предположить, что или рисунок послужил иллюстрацией к уже существовавшему мифу, или миф возник как объяснение к рисунку. Для полноты картины следует добавить, что миф о черепе, который ведет самостоятельную жизнь без тела, существует и у других, соседних с амурскими, народностей нашего Севера. Это свидетельствует о его древности и глубоких исторических корнях, а также, видимо, о конкретных культурно-этнических контактах, о взаимодействии различных племен глубокой древности. Так, например, записан на Нижней Лене колоритный рассказ о черепе знаменитого древнего шамана, который не только не погиб после того, как сгнил и разрушился помост — арангас, где был некогда похоронен этот шаман, но и продолжал вести активную жизнь. Череп каждой ночью направлялся пить воду из соседнего озера, а затем той же дорогой возвращался обратно. Рассказчик утверждал даже, что до сих пор видна тропа, которая образовалась на этом пути черепа к озеру и обратно.

В. Г. Богораз опубликовал чукотский рассказ о чудесном черепе, который превращается в человека: «Молодая девушка нашла в тундре череп и принесла его домой. Она положила череп в свой вещевой мешок и время от времени вынимала его и улыбалась ему. И череп тоже смеялся. Через некоторое время мать девушки обратила внимание на необычное поведение своей дочери, и подсмотрела у нее череп. Все члены семьи в ужасе бежали со стойбища, оставив девушку на произвел судьбы. Девушка начала плакать, стоя перед черепом. Она толкнула «го ногой. Череп ушел отыскивать свое тело и вскоре вернулся в виде красивого юноши».