Орнаментика

Требует пересмотра и предположение Лауфера о том, что именно» в чжурчжэньское время началось усиленное, как он думал, проникновение в орнаментику дальневосточных племен мотивов чужеземного происхождения, вызванное усилившимися контактами чжурчжэяей с китайцами в ходе завоевания ими Северного Китая.

Подобное проникновение вообще имело место, но, как мы видели, далеко не в тех масштабах и не с такой силой, как можно было думать раньше. И, наконец, а это самое важное, мы знаем теперь, что открытие неолитической спирали и плетенки на Амуре как первое звено логической цепи вызвало к жизни другие новые идеи и гипотезы.

Над нами нередко, как гипноз, тяготеет традиционное противопоставление древних земледельцев охотникам и рыболовам. Слов нет, земледельцы со временем резко опередили своих собратьев, оказавшихся в неблагоприятных природных условиях. Они быстрее развили своя производительные силы и общественные отношения. Но, с другой стороны, был глубоко прав и великий гуманист нашего века Максим Горький, когда писал, что историки культуры «обидели» охотников. Охотники, по его мнению, в свое время тоже создали по-своему не менее значительные культурные ценности, в первую очередь в области художественного творчества. Не случайно же с гибелью прежнего уклада жизни бродячих охотников за мамонтом и северным оленем исчезло и поразительное по своему живому реализму жизнерадостное искусство палеолитического человека.

Рядом со странами первых земледельцев лежала другая страна, вернее, не страна, а целый мир не менее древних и не менее ярких и самобытных культур, в том числе наших, амурских. Это были вовсе не «варвары», не «дикари» (какими их изображали шовинистически настроенные историки древних и новых времен), а люди, которые внесли свой полноценный и равноправный вклад в мировую культуру. На протяжении тысячелетий они были единственными суверенными хозяевами своей земли и своей судьбы.