Связь времени

«Связь времени» не прервалась, таким образом, окончательно в этнографической культуре нанайцев и соседних с ними племен Нижнего Амура до нас дошли следы отдаленной древности, реликты изначальной культуры их предков. Такая же спираль и плетенка, как у племен каменного века, существует и сейчас у нанайцев и ульчей на Амуре. Ее можно увидеть сегодня в современных Кондоне и Вознесеновке, на халатах, обуви, изделиях из бересты у нанайцев.

В наших руках находится, следовательно, надежная датировка нанайской спирали, да и не только ее одной: почти пять тысячелетий тому назад уже сложилась основа нанайской орнаментики, оформились ее основные элементы, не только спираль, но рядом с ней хитроумный узор из переплетающихся полосок, амурская плетенка.

Очевидно, что истоки художественного творчества нанайцев и их соседей лежат не там, где искал их Лауфер, не вдали от Амура, а в самой амурской земле.

Об этом свидетельствует не только древность амурской плетенки и спирали на нашем Дальнем Востоке, но и то, что орнаментика эта является характерной чертой нижнеамурского неолита. Спираль отсутствует в неолитических памятниках соседнего Приморья. Ее нет в неолитической орнаментике Кореи, на Ляодуне и в Восточной Монголии. Она, следовательно, не могла проникнуть через эти области на Амур из какого-то иного источника.

И еще важнее, что археология свидетельствует не только о непрерывности исторического процесса у местных племен в ходе тысячелетий, но и показывает, как конкретно шел поступательный ход развития культуры.

Отсюда следует и другой, еще более важный принципиальный вывод. Коренные народности Амура и их культура имеют глубокие исторические корни на своей земле. Они являются наследниками созданной их предками оригинальной и по-своему высокой, в тех конкретных исторических условиях, художественной культуры, замечательными памятниками которой являются описанные выше наскальные изображения Сикачи-Аляна, Шереметьево, Кии, Калиновки.

Все это свидетельствует против различных расистских концепций, против осознанного или даже бессознательного стремления принизить вклад народов Северной и Центральной Азии в мировую культуру человечества. Против старого деления народов на «исторические» и «вне исторические». Против привычного для буржуазной науки взгляда на мировой культурно-исторический процесс с точки зрения европоцентризма или его антитезы — азиацентризма. Против стремления приписать какому-нибудь одному народу Азии роль гегемона в политической и культурной истории этой части света.