Основа существования

Основой существования обитателей этого поселка были рыболовство и охота. К такому выводу приводит изучение каменных изделий, найденных при раскопках обоих жилищ. О важной роли охоты свидетельствует наличие клинков копий или охотничьих ножей. Такие ножи и наконечники копий отличаются одной характерной чертой — плечиками, отделяющими суженный насад от собственно клинка. Разнообразны кремневые ретушированные наконечники стрел. Кроме обычных треугольных, с вогнутым основанием, здесь имеются широкие наконечники подтреугольных очертаний, с круто выпуклыми длинными краями, затем миндалевидные, с расширенным внизу основанием, в виде усеченного широкого ромба, а также в виде треугольника с прямо срезанным насадом. У некоторых наконечников в нижней части, перед выемкой, наблюдается легкое сужение, своего рода перехваты, но не столь глубокие, как у так называемых американоидных наконечников. Как и в нижнем, в верхнем слое встречаются наконечники такого типа, который для Прибайкалья является наиболее древним — треугольные, с глубокой угловатой выемкой в основании, напоминающей вырез хвоста ласточки, с одним удлиненным и другим укороченным жальцем.

С потребностями древних охотников и рыболовов неразрывно был связан набор различных мелких каменных орудий из кремнистых пород: разнообразные режущие и скоблящие инструменты. Заготовками для них служили только отщепы, часто длинные и пластинчатые. Но никогда для этого не применялись настоящие ножевидные пластины, снятые с призматического нуклеуса. Среди многих сотен кремневых изделий, а поселений не оказалось ни одного такого нуклеуса, нет ни одной ножевидной пластины с правильными параллельными гранями на спинке.

Среди мелких орудий больше всего скребков и скребловидных орудий, изготовленных из широких плоских отщепов, у которых ретуширован один или два края. Это были режущие инструменты, своего рода примитивные ножи для обработки кожи, дерева и других материалов.

Особо выделяется хорошо выраженная и устойчивая серия узких пластинчатых инструментов с тщательно ретушированными длинными боковыми выемками с одного или иногда с двух противоположных краев. Изделия такого рода явно служили скобелями для обработки дерева. Они были удобны для выстругивания деревянных стержней, служивших древками копий или стрел. Есть также круглые массивные ножи, обработанные ретушью с обеих сторон и часто имеющие слегка суженную рукоять, массивные скребки трапециевидных очертаний с выпуклым лезвием, которые использовались для скобления, размягчения шкур с целью выделки одежды.

Охота и рыболовство же были здесь единственными занятиями. Хотя неолитические племена, одно из которых жило на Руднинском мысе, еще не знали металла и оставались людьми каменного века, у них все же появились первые признаки нового, принципиально иного, прогрессивного хозяйства. Об этом свидетельствуют терочники-куранты, одинаковые с найденными на поздненеолитических стоянках восточных районов МНР, в южной Гоби, около Сайн-Шанда, и на реке Шара-Мурен. Куранты эти, как и гобийские, отличаются характерной формой. Они имеют дугообразную спинку и специфически скошенную на одну сторону широкую рабочую грань. Найденная на Рудной зернотерка имела вид широкой плоской «тарелки» со слегка вогнутой рабочей поверхностью и выпуклой противоположной стороной, на которой находилась тщательно выполненная выбитыми желобками орнаментальная кайма сложной формы с лабиринтообразными фигурами по углам, образующими, по-видимому, какой-то рисунок, слегка напоминающий своими очертаниями стилизованное изображение лодки. На таких зернотерках, конечно, могли растирать каменными курантами съедобные коренья, орехи и ягоды. Так, в землянке № 2 в очажном слое сохранились обугленные орехи дальневосточного кедра.