Древняя керамика

Керамика поселения на реке Гладкой представлена довольно разнообразными, но вместе с тем поразительно близкими по формам и орнаменту, сосудами. Сосуды эти могут быть разделены на три основные группы. B первую входят высокие и узкие сосуды «баночной» формы с прямыми стенками, плавно расширяющимися от дна к венчику. У некоторых из них венчики совершенно прямые, у других — несколько выгнутые наружу со слегка намечающимся перехватом посредине. Особый вариант этой группы керамики представляют сосуды, более круто расширяющиеся кверху.

Вторая группа сосудов представлена низкими широкими чашами, иногда с легким расширением донышка по краю. Чаши эти больше всего напоминают пиалу Средней Азии. Венчик их обычно прямой, иногда слегка загнутый внутрь. Есть еще единичные образцы сосудов, у которых стенки загибаются внутрь и общая их форма напоминает в профиле яйцо, обрезанное сверху и снизу. Орнаментация сосудов состоит из широкого орнаментального пояса, охватывающего на низких чашах верхнюю часть сосуда, а на высоких — проходит, несколько отступая от венчика.

Третья группа сосудов отличается от всех остальных большей сложностью своего профиля и богатством орнаментации. Они имеют узкое дно, сильно выпуклое в середине брюшко и суженную шейку. Венчик слегка выгнут наружу. Посредине их обычно проходит орнаментальный пояс в виде меандра. Характерной особенностью последнего является то, что более или менее узкая полоса меандра сплошь заполнена внутри косыми гребенчатыми оттисками. Такое заполнение меандровых полос находится в резком контрасте с гладким, часто лощеным фоном сосуда и придает ему особенно нарядный и как бы торжественный вид.

Каковы главные отличительные черты вещевого комплекса, характерного для поселения в устье реки Гладкой? Как мы видим, в них есть много общего с более древними памятниками, с поселением у зверосовхоза Олений и у поселка Кировского. Вместе с тем, по своему характеру материальная культура обитателей этого поселения кажется уже во многом значительно более развитой, хотя ее основы остаются прежними. Они, как и их ближайшие предшественники, были, главным образом, охотниками и рыболовами. Об этом свидетельствует отчасти даже топография стоянки. Древнее поселение находилось у моря, вблизи устья реки Гладкой. Это позволяло заниматься добычей рыбы в реке и в бухте Экспедиции, сбором «даров моря» — съедобных моллюсков, водорослей, трепангов, крабов, а также охотой на различную дичь, водившуюся поблизости.

Существенно, что среди крупных каменных изделий с этого поселения имеется и одна типичная, ладьевидной формы зернотерка, обладающая характерной шероховатой рабочей поверхностью. Не исключено, таким образом, что здесь, как и в Рудном, уже зарождалось первобытное земледелие. Следовательно, на данном этапе неолитическое население Приморья сделало первый шаг в будущее, к новым формам хозяйства, к производящему хозяйству.

Неолитические жители юга Приморья также не были изолированы от других племен, однако, их культурные связи были направлены не столько на север, сколько на юг Восточной Азии. Таковы, прежде всего, связи с неолитическими племенами Кореи. Связи эти вполне естественны и понятны при географической близости Кореи к югу нашего Приморья. В материалах неолитических поселений Кореи обнаружено много общего с неолитом юга Приморья в области каменного инвентаря: в топорах, в наконечниках стрел, в различных мелких изделиях из обсидиана.

Влияние континентальных культур Азии, несомненно, издавна проникало и в Японию. Могли иметь место и обратные влияния древних культур. Поэтому в неолите Японии тоже обнаруживается много общего с неолитом юга Приморья и Кореи. Очевидно, в Южном Приморье, Корее и Японии жили с давних пор находившиеся в близком контакте, и, вероятно, родственные племена.