По два очага в жилище

При дальнейшем исследовании оказалось, что здесь находилось древнее жилище, которое залегало над остатками более древнего, неолитического жилища, ориентированного длинной осью с севера на юг. Его размеры, судя по уцелевшим остаткам, — 8x9 м.

Очагов в жилище было два, в середине и сбоку, в южной части жилища, оба очага имели вид жженой земли. Основная масса находок сосредоточена по периферии жилища и у его стенок. Здесь могли быть нары или своего рода полки, на которых стояли глиняные сосуды, наполненные зерном или кашей. Здесь же лежали зернотерки и куранты к ним. На этом же месте обнаружена обгорелая скорлупа маньчжурского и кедровых орехов и зерна проса. Вместе с зернотерками лежали камни с выдолбленными в них лунками. Камни такого рода, вероятно, могли применяться для добывания огня. Словом, на краю жилища шла основная хозяйственная жизнь обитателей поселка. Существенно при этом, что сосуды, зернотерки и куранты группировались характерным образом — группами, в каждую из которых входили несколько сосудов, плита-зернотерка, курант, а также и другие вещи, дополнявшие этот комплект: каменный топор, пряслице, отщеп или нож. Два таких комплекта бытовой утвари помещались рядом друг с другом, вдоль северных нар; третий — вдоль южного края. Четвертый комплект, судя по наличию остатков одного раздавленного глиняного сосуда и одного целого куранта, мог помещаться у восточной стенки.

Такое расположение находок, возможно, свидетельствует об общественных отношениях, сложившихся в это время. Под одной кровлей, по-видимому, жили три-четыре семьи, связанные близким родством, но ведущие обособленное, самостоятельное хозяйство.

Очень важно, что жилище было оставлено его обитателями внезапно. Об этом свидетельствуют брошенные на месте целые сосуды и каменные топоры, зернотерки и куранты к ним.

В одном сосуде найдены остатки каши. Жилище было сожжено, во время пожара его крыша и стены рухнули и завалили внутреннюю часть дома, в том числе сосуды и зернотерки, остававшиеся на своем месте. Другое поселение, которое относится к тому же времени и тоже несет следы разрушения и пожара, расположено в пади Харинской.

Вершина пади, где расположено это поселение, находится к востоку от озера Ханки, в 12,5 км от села Комиссарово. Здесь, в живописной холмистой местности, покрытой лесом, сходятся две пади. Первая имеет направление с востока на запад. Она широкая и плоская, поросшая густой травянистой растительностью и кустарником. По дну ее в дождливое время протекает небольшой ручей, пересыхающий в сухие летние месяцы (что, впрочем, бывает редко). Вторая падь, верховья которой вплотную подходят к верховьям первой, отделена от нее только небольшим перевалом — падь Харинская. Верховье ее поросло девственным лесом, в том числе не только широколиственным, но и соснами, расположенными группами на живописной скалистой сопке. По ней также струится ручеек с чистой хорошей водой, а в верховье имеются болотце и озеро, из которых берет начало этот ручей.

На водоразделе между двумя падями возвышается одинокий холм, сплошь поросший густым девственным лесом. Его высота над перевалом водораздела достигает 80—100 м, склоны крутые, особенно со стороны пади Харинской, где выступают обнажения гранита. Вершина холма почти плоская, лишь слегка наклонная к югу и западу. С нее открывается вид на соседнюю с востока сопку, на которой видна живописная скала. На западе возвышается хребет Синий — действительно всегда окутанный голубой дымкой. На Синем хребте издали видны выходы гранита, образующие величественные скалистые башни, стены и ущелья. Именно здесь, в глубине падей, посреди первобытной уссурийской тайги, под прикрытием высоких сопок и разместился некогда древний поселок, состоявший из многочисленных жилищ-полуземлянок с углубленным в землю основанием. Полуземлянки, плотно примыкавшие друг к другу, прослеживаются небольшими, еле заметными, расплывчатыми углублениями на самой возвышенной и ровной части площадки холма, обращенной к пади Харинской. Но древнее поселение занимало и соседнюю, полого понижающуюся к западу часть вершины холма. Общее число этих впадин должно достигать, видимо, нескольких десятков. С северо-запада граница поселения отмечена довольно глубоким, хотя и заросшим рвом. Глубина рва, частично прорытого, должно быть, в скалистой толще, достигает 1 м, при ширине от 2 до 2,5 м и длине 6 — 8 метров.

Всего здесь вскрыты остатки пяти жилищ. Они помещались одно за другим вдоль гребня сопки, с севера на юг, на восточной части небольшой узкой площадки, обращенной к пади Харинской. Древние жилища были плотно пристроены друг к другу и разделялись узкими перемычками или каменными стенками. Жилища находились и на He-раскопанной части площадки, о чем свидетельствуют находки обломков глиняных сосудов в ряде мест. Кое-где на вершине сопки Харинской и на ее поверхности прослеживаются следы ям-западин. Таковы, например, легкие, еле заметные углубления-впадины на западном склоне возвышенности, где они расположены, по-видимому, тоже в ряд почти параллельно первому «ряду» жилищ. Есть они и далее, на север, по направлению к скалистой северной части сопки, ограниченной обрывистым-уступом.