Топоры среди археологических находок

Здесь же найдены и превосходно отшлифованные топорики обычного для памятников с раковинными кучами Южного Приморья типа. Это настоящие топоры. Они имеют прямоугольные очертания и такое же прямоугольное сечение. Лезвия топоров очень хорошо обработаны, причем одна сторона лезвия обычно заточена сильнее другой.

Оказались здесь и характерные шлифовальные орудия из шифера: обломки наконечников копий, ножей, рукояти кинжалов, насад копья и большой фрагмент ложа с дырочкой. Среди них имеется широкий листовидный клинок, очевидно, наконечник копья из серого сланца. Посредине пера копья проходит жилка. Она не оканчивается около насада, а продолжается дальше, отчего насад оказывается ромбическим в сечении. Возможно, мастер хотел этим подчеркнуть, что металлическое копье, с которого сделана эта каменная копия, имело втулку.

Судя по обилию грузил простейшего типа в виде галек с выбоинами по краям, которых найдено около сорока, обитатели поселений в районе бухты Рудной занимались рыбной ловлей. Наличие же мотыжек показывает, что в их жизни большое значение должно было иметь и земледелие.

Особое место среди памятников II тысячелетия до н. э. в Приморье принадлежит одному из интереснейших поселений этого времени в бухте Моряк-Рыболов.

Бухта Моряк-Рыболов, небольшая по размерам, широко открыта к юго-востоку, вдается в сушу неглубокой плавной дугой. Она ограждена с западной стороны грядой островершинных гор, покрытых кустарником с редким лесом. Такая же горная гряда ограждает бухту с восточной стороны. Берег бухты низкий, песчаный. Горы круто обрываются к морю и к бухте. У самого входа в бухту с моря ее как бы сторожат скалистые останцы «кекуры» с острыми вершинами.

В бухту впадает река Маргаритовка, в устье которой возвышаются два одинаковых скалистых выступа в виде мысов с плоскими вершинами. С них открывается вид на низменную долину реки Маргаритовки, на окружающие ее с востока возвышенности и на бухту.

На поселении обнаружены шлифованный кинжал из шифера, тесло, квадратное в поперечном сечении, а также основная масса керамики — гладкой, с тонкими стенками и венчиком, оформленным в виде карниза, цилиндрическая каменная бусина и загадочные диски из мягкого камня — «шашки» в количестве 22 штук, а также целая серия пряслиц.

Особенно интересно, что вместе с перечисленными предметами на р. Маргаритовке обнаружены нуклеусы призматического типа, пластины и изделия из них — наконечники стрел и проколки. Как наконечники стрел, так и проколки оформлены приемами, характерными для древнейших по европейским масштабам еще мезолитическим изделиям из пластин. Так, у них ретушированы только отчасти кончики и основания. Ретушь на некоторых пластинах крутая, почти перпендикулярная обрабатываемому краю. Такие наконечники, в том числе черешковые, а также проколки из пластин, известны и на Японских островах, где они обнаруживаются в комплексах вместе с шлифованными орудиями. Эти японские аналогии подтверждают мысль о том, что пластинчатые наконечники и шлифованный кинжал из шифера, подражающие своей формой бронзовым прототипам, а также загадочные каменные «шашки» и гладкостенная керамика с воротничком-карнизиком у венчика, одинаково принадлежат II тысячелетию до н. э., то есть эпохе раннего металла.