Результаты раскопок

Раскопками удалось проследить, что здесь находилось на одном; месте два последовательно сменявших друг друга древних жилища. Верхнее, частично впущенное в нижнее, относилось к польцевской культуре железного века. Нижнее жилище, уцелевшее наполовину, имело большие размеры, и заполнение его достигало в толщину двух метров. В центре жилища находился очаг, сложенный из крупных камней, поставленных на ребро. Внутри очаг заполнен супесью ярко-оранжевого цвета. Рядом с очажными камнями лежало днище крупного сосуда. В юго-западной части этого жилища прослежен настил из обуглившихся кусков дерева. Это были, по-видимому, остатки нар.

Керамика по орнаментике (вертикальный зигзаг, налепные рассеченные валики, ромбические вдавления) сближается с обычной неолитической керамикой Нижнего Амура. В каменном инвентаре преобладают старые традиции, характерные для неолита. Имеется много отщепов, часть которых была отретуширована. Найдены также желваки, с которых скалывали эти отщепы. Из готовых орудий труда встречены в жилище наконечники стрел, ножи, топоры, скребки.

Топоры преимущественно небольших размеров, прямоугольные в поперечном сечении, хорошо зашлифованные. Наконечники стрел двух типов: листовидные, обработанные со всех сторон мелкой ретушью, а также шлифованные из темного сланца и удлиненные, с небольшими жальцами, шлифованные, с едва заметным желобком посредине и без него. Ножи выделывались также из специальных заготовок и со всех сторон ретушировались. Скребки древние мастера делали из отщепов. Они были округлой и языковидной формы. Ретушь у них крутая и пологая.

В целом в нижнем комплексе хорошо представлены старые традиции в обработке камня — двусторонняя ретушь, нуклеусы, отщепы. Прямоугольные в сечении топоры, шлифованные наконечники стрел и ножи свидетельствуют о появлении в то время новых приемов в обработке камня.

Описанное жилище замечательно тем, что оно датировано радиоуглеродным анализом. Возраст его 3590±60 лет тому назад. В жилище не было найдено никаких данных о местной металлургии или употреблении обитателями жилища бронзовых или медных орудий труда. Они жили еще полностью в условиях каменного века. Но, как мы видим, в их культуре уже имеются новые черты, характерные для памятников типа пади Харинской в Приморье.

На Амуре у Хабаровска устанавливается хронологический рубеж между двумя эпохами — временем полного господства каменного века и началом той поры, когда должен был появиться металл. Особый интерес для истории племен бронзового века на Дальнем Востоке представляют находки на севере, в районе озера Эворон, в Кондоне. Находки эти свидетельствуют о существовании в тех местах своеобразной культуры с широким распространением, по сравнению с другими районами Дальнего Востока, бронзовой культуры. На них следует остановиться поэтому подробнее. В 1963 году при раскопках неолитического жилища в селе Кондоне, в междужилищном заполнении вскрыто компактное скопление необычайных вещей. Сначала были найдены два металлических предмета: бронзовый рыболовный крючок и обломок ножа. Оба изделия были сильно окислены и лежали на небольшом расстоянии друг от друга. Поблизости находился прямоугольный в поперечном сечении шлифованный топор с лезвием, равномерно сточенным с обеих сторон.

Топор такого типа — единственный среди всех рубящих инструментов, найденных на территории кондонского поселения. Он отличен от асимметричных в сечении неолитических тесел и близок к топорам малышевского поселения, а также к теслам янковской культуры Приморья.

Между топором и бронзовыми изделиями при дальнейшей зачистке был обнружен пест или терочник, изготовленный из продолговатой округлой гальки. У песта массивный и округлый, несколько искривленный нижний конец к более узкая верхняя часть — рукоятка. Рабочая часть инструмента слегка выпуклая и затертая от употребления.

Рядом с пестом и обломком бронзового ножа найден обломок двусторонне обработанного наконечника стрелы из кремня, а к северу от него — конический и широкий, небрежно оббитый нуклеус, изготовленный из красноватого кремния или халцедона.