Оформление поверхностей сосудов

Важное место в оформлении поверхности сосудов принадлежало окраске, которая производилась, по-видимому, с помощью охры оранжево-красного цвета. Тщательно залощенные стенки таких сосудов по блеску напоминают красную лакированную поверхность. Кроме красно-лощеных встречаются и черно-лощеные сосуды. В ряде случаев одна сторона сосудов бывает краснолощеной, другая же черно-лощеной.

Черный цвет придавался сосудам намеренно, нанесением на их поверхность особого вещества — пигмента. При изготовлении черной керамики могли применяться два способа обработки поверхности сосудов. При первом способе на поверхность сосуда до обжига наносился тонкий слой черного пигмента, скорее всего, графита или угля и сажи. Затем сосуд подвергался лощению смолой, воском, маслом, жиром. В результате лощения черный пигмент глубже входил в поры сосуда. Употребление жировых веществ для придания блеска поверхности сосудов подтверждается анализами, выполненными Кано, которые дали след масла на поверхности черной керамики.

При втором способе покрытие не употреблялось, древние мастера ограничивались только обжигом сосудов в пламени специального дымного топлива, С. Мидзуно полагает, что первый способ вообще не употреблялся, и гончары культуры луншан ограничивались дымлением своей керамики.

Чернолощеные сосуды Приморья обрабатывались, по-видимому, также двумя способами. В большинстве они приобретали черный цвет в результате обжига. В очень редких случаях на сосуды наносился тончайший слой черного красящего вещества, напоминающего по блеску графит. Некоторые сосуды украшались, кроме того, красочной росписью коричневато-черного цвета, нанесенной по краснолощеному или оранжевому фону в виде узких полосок или округлых пятен. Судя по незначительной ширине полосок и пятен, она, вероятно, наносилась специальной кисточкой, а не пальцем.

Судя по обилию крупных шлифованных орудий из камня в виде топоров и тесел, они занимали первостепенное место в технике и хозяйстве того времени. Орудия эти выделывались из кремнистых пород черного или реже зеленовато-серого цвета. В основном это были, конечно, орудия, предназначенные для обработки дерева, но вместе с тем их могли применять и для разных других целей. Об этом свидетельствуют этнографические аналогии. По словам Кeppa, топор — главное орудие австралийца. Это орудие,— пишет он,— «имеет тысячу применений, и оно всегда в руках аборигена». Согласно наблюдениям Броу-Смита, австралийцы каменным топором рубили деревья, снимали с них кору, делали щиты, палицы и копья; расчленяли на части туши животных, даже отбивали от камня отщепы, чтобы сделать из него наконечник копья или скребок для очистки шкуры. По словам того же автора, австралиец нередко применял старые, уже непригодные для употребления по прямому назначению топоры, в качестве отбойников: «старым топором он делает новый из каменного желвака». Существенно, в связи с этим, что в раскопках на полуострове Песчаном находки целых, полностью сохранившихся рубящих орудий крайне редки. Обыкновенно они обломаны со стороны лезвия более чем на одну или даже две-трети. При этом нижний конец часто бывает затуплен и омят от длительного употребления при какой-то грубой работе, возможно в результате употребления в качестве отбойников. Каменные рубящие орудия вообще в ряде случаев уничтожались. Их оббивали и раскалывали, а отщепы, снятые с таких топоров или тесел, примененных в качестве нуклеусов-ядрищ, употребляли для изготовления мелких инструментов. Обломки шлифованных топоров и тесел, поэтому, обычны в материале-из поселения на полуострове Песчаном.