Сложная культура

Существование такой сложной культуры было первой характерной чертой и образа жизни населения Приморья в эпоху раковинных куч, а возникновение ее означало важнейшую грань в их истории. Выросло новое хозяйство. Сложилась новая культура. Возникла, несомненно, и новая психология: оформилось новое мировоззрение отважных мореходов, привыкших к безграничным просторам моря. Появление на берегах Приморского края первых раковинных куч явилось поэтому свидетельством не упадка, а напротив, резкого продвижения вперед во всех областях жизни и культуры его населения.

Вторая важнейшая черта хозяйственной жизни древнего населения Приморья в это время, которая тоже весьма рельефно, хотя и не в столь эффективной форме, выступает в материалах поселений с раковинными кучами — это примитивное по уровню, но вместе с тем и очень своеобразное по его характеру — скотоводство.

В фаунистических остатках из поселений с раковинными кучами много костей свиньи и собаки. Этот факт дает основание высказать мысль о том, что свинья была, если и не полностью одомашнена, то во всяком случае полудомашним животным. Обилие костей собаки, в свою очередь, дает основание думать, что и собака употреблялась в пищу. Все это подтверждается этнографическими фактами. Собака употреблялась в пищу палеоазиатскими племенами северо-востока Сибири — чукчами, коряками, а также амурскими народами — нивхами и ульчами. Она шла в пищу у корейцев и китайцев. Собаки считались у них также излюбленной пищей духов.

Дальнейшие исследования полностью подтвердили предположения о том, что собака и свинья были домашними животными у людей раковинных куч и что собака, как и свинья, тоже употреблялась в пищу. Но мясо свиньи все же употреблялось больше: кости свиней составляют до 95% в костных остатках из раковинных куч!

Широкое использование свиней как мясного животного в условиях жизни приморских племен, главным занятием которых было рыболовство, вполне понятно. Люди жили на мысах и в бухтах на самом берегу океана, окруженные густыми лесами, где не было больших пастбищ с хорошей травой, необходимой для коров, овец и лошадей. Свинья же не нуждалась в таких пастбищах. Она питалась отбросами пищи, рыбой, а также, вероятно, моллюсками. Дубовые леса снабжали ее излюбленной пищей — желудями; она могла поедать плоды маньчжурского серого ореха, съедобные растения. Особенно важно, что, не нуждаясь в особо заботливом отношении к ней хозяев, свинья размножалась быстро и в больших количествах.

Из костей свиньи выделывались нередко костяные острия, а кабаньи клыки употреблялись для изготовления кривых стержней составных рыболовных крючков.

Третье и не менее, если не более, важное обстоятельство, относящееся к экономической жизни населения Приморья в эпоху раковинных куч, заключается в том, что у приморских племен развивалось земледелие, начало которому в Приморье было положено еще раньше, в неолитическое время.

Первым прямым свидетельством о наличии земледелия у обитателей поселения на полуострове Песчаном являются зернотерки, состоявшие из двух частей — нижней, в виде плоской плиты, и верхней, куранта ладьевидной формы. Куранты такого рода найдены на полуострове Янковского, на мысе Артемьева, а также во всех жилищах на полуострове Песчаном. Такие зернотерки и куранты к ним, предшествующие позднейшим ручным мельницам с вращающимися вокруг своей оси круглыми жерновами, постоянно встречаются в древнейших земледельческих культурах земного шара, начиная с первого очага начального земледелия в странах Ближнего Востока и Средней Азии, в классической Греции, и кончая далекой Америкой. Именно такими орудиями, мололи зерно женщины Древнего Египта, статуэтки которых уцелели в древних гробницах «страны пирамид».