Континентальные памятники Янковской культуры

Поселения на полуострове Песчаном, на мысе Басаргина, на полуострове Янковского, у поселка Тавричанка и полуострове Де-Фриза с их мощными раковинными кучами представляют собой классический вариант памятников этого рода. Они дали самый богатый и выразительный материал для характеристики культуры, получившей название Янковской.

Наряду с поселениями этой культуры имеются и другие, без отложений раковин. К ним относится, например, одно из наиболее богатых по находкам керамики и великолепных каменных орудий — шлифованных топоров, поселение на острове Попова у Владивостока.

И еще интереснее в этом отношении серия других поселений, расположенных уже не непосредственно на берегу моря, а в известном отдалении от него. Таковы, например, поселения на реке Кроуновке около Уссурийска, в районе устья реки Артемовки. Здесь они впервые выявлены А. И. Разиным, а в последние годы подвергнуты обширным раскопкам экспедицией Сибирского отделения АН СССР и Дальневосточного государственного университета.

Наконец, такие же памятники обнаружены и исследованы в долине реки Партизанской, в 20 км к северу от г. Находки, и в 3 км севернее села Екатериновки, вблизи известкового завода, принадлежавшего до революции предпринимателю Федорову.

В этом, на редкость живописном месте, около скалистого мыса, у подножия которого проходит полотно железной дороги и протекает река Партизанская, выступает невысокая скала, круто обрывающаяся к северу. Противоположный склон более пологий. Высота скалы достигает 10 — 12 м над уровнем первой надпойменной террасы. Еще в недавнее время она была покрыта лесом и густым кустарником.

В древности на этой изолированной скальной вершине находилось поселение, о чем свидетельствуют многочисленные обломки глиняных сосудов, а также изделия из камня, торчавшие из обрыва на вершине скалы и валявшиеся в осыпи над обрывом. Местонахождение древних предметов сильно пострадало, так как скала долгое время служила карьером, в котором добывали материал для расположенных у ее подножия обжигательных печей. Тем не менее, материал, обнаруженный здесь, особенно в осыпи, оказался многочисленным и интересным.

На вершине останца, в юго-восточной его части, уцелел небольшой по площади пласт древнего культурного слоя около 1 м толщиной, густо насыщенный фрагментами керамики и изделиями из камня. Пласт этот с севера и востока ограничивался выступающим на поверхность блоком скалы, с запада он, постепенно утончаясь, исчезал, а с юга круто обрывался. В этом месте, ниже по склону, в осыпи между камнями, встречено было особенно много обломков керамики и обработанного камня. Там же найдена бронзовая пластина, лежавшая, вместе с черепками глиняных сосудов, — единственный металлический предмет из этого местонахождения.

Работы по раскопкам поселения были начаты с зачистки и зарисовки профиля обрыва, где наблюдался выход культурного слоя, разделявшегося на два горизонта. Горизонты эти свидетельствуют, что культурные остатки откладывались здесь дважды, но в один и тот же исторический период — во время существования янковской культуры. В них найдены типичная янковская керамика, изделия из камня, в том числе топоры, куранты и зернотерки. Особый интерес вызывают своеобразные изделия из галек, обработанные архаическими приемами, напоминающими палеолитические. Это нуклеусы, грубые чопперовидные инструменты, своего рода скребла. Интересно, в связи с этим, что там же, в долине реки Партизанской, но несколько выше по ее течению, на правом берегу у подножия скалы, в которой находится пещера, получившая наименование Тигровой, на первой надпойменной террасе были собраны многочисленные оббитые гальки. В их числе оказались такие же чогшеровидные инструменты или нуклеусы. Вместе с ними обнаружены и настоящие заготовки топоров, тесел. Отпечаток известного архаизма лежит и на других предметах с холма у известкового завода: для изготовления мелких каменных орудий широко употреблялся голубовато-серый обсидиан, полностью игнорировавшийся жителями полуострова Песчаного. Куранты здесь не ладьевидные, как на Песчаном, а древней формы — сегментовидные.

Архаические традиции в технике обработки камня объясняются, по-видимому, тем, что в глубинных районах Приморья, удаленных от моря, янковская культура наслаивалась на свежую еще аборигенную культуру коренных жителей края, неолитическую по облику. Обе культуры смешивались, и в результате возникало нечто своеобразное, гибридное по своему происхождению.

Жители поселка разводили свиней и собак на мясо. Они охотились на пятнистого оленя, косулю, выдру, водяную крысу. Рыбу ловили сетями, о чем свидетельствуют грузила из галек с выбоинами по бокам. В пищу шли и моллюски, но только в небольшом количестве. Самое же главное в находках у известкового завода — остатки сгоревшей каши из зерен проса, которая сохранилась в виде спекшегося камня на дне глиняного сосуда. Таким образом, в отличие от прибрежных поселков, вся жизнь и культура которых во многом была ориентирована на море и на морской промысел, обитатели поселения у известкового завода были прежде всего и по преимуществу земледельцами.