Место Янковской культуры

По первому впечатлению янковскую культуру можно было бы отнести к каменному веку, к неолиту. Так и думали первые исследователи раковинных куч Приморья В. П. Маргаритов, М. И. Янковский, Л. И. Разин, В. К. Арсеньев. В самом деле, камень все еще остается здесь важнейшим материалом для изготовления орудий труда и вооружения. Характерные для неолита каменные изделия — топоры, ножи, а также наконечники гарпунов и стрел по-прежнему многочисленны. Культура в целом устойчиво сохраняет общий неолитический облик. Но когда стали известны настоящие неолитические памятники Приморья — поселение в Рудном на реке Гладкой, у села Осиновки, вблизи Уссурийска, и в других местах, стало очевидным, что поселения с «раковинными кучами» имеют по найденным в них культурным остаткам принципиальные отличия от собственно неолитических поселений. По сравнению с настоящим неолитом вся культура обитателей Приморья в это время становится иной. Существенно меняется прежде всего основа техники того времени — каменный инвентарь. Изменяются виды и способы изготовления каменных орудий и даже сами породы камня, из которых они выделывались.

Из обихода полностью или почти полностью исчезает вулканическое стекло — обсидиан, то есть то сырье, которое преимущественно употреблялось для выделки мелких орудий. Перестают употребляться для этой цели также и кремнистые породы. Соответственно этому исчезает и старая высокоразвитая техника отжимной ретуши. В поселениях янковской культуры отсутствуют не только обычные для неолитических поселений кремневые или обсидиановые ножи, скребки, проколки, наконечники стрел, но и простые нуклеусы, пластины, отщепы. Место кремнистых пород и обсидиана занимает почти исключительно шифер. В технике изготовления орудий труда и предметов вооружения наступает настоящий «шиферный век». Старые привычные приемы обработки камня вытесняются новыми, которые, правда, известны были и раньше, но не имели такого всеопределяющего, универсального значения. Оббивка и ретушь оттесняются на задний план техникой распиловки камня и шлифованием, применяющимися не только для изготовления топоров, но и наконечников стрел, ножей и других орудий труда, которые ранее оформлялись преимущественно оббивкой. Одновременно меняется тип каменных тесел: они становятся симметричными в профиле, в виде прямоугольных брусков. Это тоже, видимо, зависело от широкого применения новой техники — распиловки камня.

По-новому выглядит самый массовый и обильный материал в археологических находках — керамика. Формы сосудов становятся более разнообразными, более различными, обнаруживаются не известные ранее виды глиняной посуды. Среди них первое место принадлежит широким и плоским чашам, возвышающимся на узкой конической ножке-поддоне, и сосудам с узкой шейкой. Резко изменяется орнаментация и внешняя отделка сосудов, причем изменения орнаментики идут как бы в обратном направлении по отношению к эволюции форм сосудов. Орнамент становится проще, стандартизованнее. Сложные меандровые и зигзаговые узоры как бы распадаются на составные элементы и деформируются. Существенно при этом, что те же самые общие черты орнаментального стиля обнаруживаются не только в керамике, но и на костяных изделиях. Замечательными образцами такого стиля являются разные узоры на двух костяных изделиях из жилища 6 на полуострове Песчаном.