История внедрения железа

Учитывая все эти обстоятельства, относящиеся к истории внедрения железа в производстве, а также результаты радиоуглеродного анализа угля из Семипятной и поселка Кировского, следует иначе подойти к вопросу о появлении железа в Приморье, а также о значении этого события для истории дальневосточных племен и их хозяйственной жизни. Новая постановка этой проблемы приводит к пересмотру существующих концепций о культурной истории Приморья во II — I тысячелетиях до н. э. и о путях перехода здесь от камня к металлу.

Янковская культура, как мы видели, существовала в Приморье в то время, когда в соседнем Китае достигла высокого уровня металлургия меди и бронзы, возникла письменность и выросло государство рабовладельческого типа. Бронзовый век давно уже начался и в соседних степях Центральной Азии и сибирской тайге.

В то же самое время на юго-востоке Азии и на островах Тихого океана от Тайваня и до Японии складывались своеобразные условия. Эти области Азиатского материка являлись своего рода резервуаром, где скапливались различные архаические элементы и такие черты материальной культуры, которые уже «выветривались» в более передовых странах, развивавшихся более быстрыми темпами. Прибрежные племена и обитатели островов долго продолжали жить простой первобытной жизнью морских охотников и собирателей, хотя занимались также отчасти земледелием и скотоводством. Замедленное развитие металлургии меди и бронзы у них объяснялось, вероятно, редкостью или полным отсутствием рудного сырья, удобных для разработки месторождений меди и олова. Поэтому здесь устойчиво сохранялись каменные орудия, не было своей металлургии.

Именно об этом говорят новейшие археологические исследования на острове Тайвань, а также в Японии эпохи яёй. Тем не менее и здесь шел процесс постепенного прогрессивного развития. В жизни местного населения происходили разнообразные перемены, вызванные воздействием соседних стран, но вместе с тем имевшие и собственные, внутренние причины. Об этом наглядно свидетельствует отличие культуры яёй от более ранней культуры дземон, или первой собственно неолитической культуры на Тайване, от более поздней, второй культуры. Первым свидетелем этого является распространение новых видов глиняных сосудов, а вторым — появление каменных орудий и оружия, повторяющих металлические прототипы.

Так было и в Приморье, а также в соседней Корее того времени, к которому относятся поселения типа острова Чходо и полуострова Песчаного. Всюду в этих местах появляются сосуды новых форм, в первую очередь амфоровидные, а также плоские блюдовидные чаши на поддонах и глубокие миски.

Население этих областей во время янковской культуры, то есть во второй половине второго и в первом тысячелетии до н. з., уже хорошо знакомо было с металлом и не только копировало металлические вещи в шифере, но и имело в своем распоряжении привозные орудия и предметы вооружения из меди и бронзы. В Приморье пока еще не обнаружено следов местного производства меди и бронзы, не найдено литейных мастерских, литейных форм и других бесспорных доказательств существования местной металлургии, как нет и локальных типов бронзовых изделий. Это была, таким образом, еще вполне неолитическая культура. Но вместе с тем это, была уже не та культура, что существовала несколькими веками раньше.

Мы уже видели, что в жизни приморских племен произошел ряд существенных прогрессивных сдвигов, что культура их во многом приобрела иной характер. Самое же важное событие заключалось в том, что со временем в старый неолитический уклад быта вторгается новый культурный элемент — не только бронза, но и железо. И то, чего не могла сделать бронза, сделал, очевидно, новый металл.