Украшения жителей

Любимыми украшениями жителей этого поселения были подвески из глины, нефрита, бронзы. Найдено несколько круглых керамических подвесок в форме дисков. Диаметр их небольшой, до 4 см, при толщине в 0,5 см.

Основная, самая многочисленная группа керамических подвесок имеет форму кабаньего клыка — типа «магатамы». Иногда такие подвески изготовлялись из обломков керамических колец, на одном конце которых просверливалось отверстие.

Подвески овальной формы выделывались преимущественно из яшмы, шифера и белого нефрита. Из белого нефрита изготовлялись не только подвески, но и кольца. Их диаметр от 3 до 7 см, диаметр отверстия 1 — 3 см.

Металлические украшения представлены бронзовыми нашивными пластинками прямоугольной формы. У пластин с обоих боков — по 10 длинных зубчиков. На их плоской стороне находятся 4 выступа с отверстями-ушками. Найдены небольшая бронзовая пластинка с двумя отверстиями и бронзовая подвеска-серьга, на которых имеется узор в виде спиралей.

К области духовной культуры племен польцевской культуры относятся, кроме украшений, статуэтки из обожженной глины, передающие в стилизованном виде облик животного, такие же, как глиняные статуэтки из поселения на сопке Харинской в Приморье. В жилище 11 на поселении Польце оказались три такие статуэтки, причем на одной из них нанесены поперечные ряды насечек в определенном числовом порядке: 7, 14, 28, 30, что составляет — неделю, полмесяца и месяц. Всего на этом изделии 183 насечки, цифра эта соответствует половине високосного года.

Сходные глиняные изделия обнаружены и в одном из жилищ — у северного поселка Максим Горький, расположенного в низовьях Амура. Там оказалось 11 таких статуэток, миниатюрных и схематичных по трактовке, с массивным туловищем и крохотной «головкой» в виде выступа. Такие же изображения, только из камня, распространены на полуострове Корея.

Не менее интересны особые скопления трубчатых костей дикой козы на поселении Польце. Они помещались в неглубоких ямках, вырытых в полу жилища. Все кости были тщательно уложены параллельно друг другу. Некоторые из них расколоты и обрезаны. Кости, найденные в сосуде, лежавшем на боку у плечиков жилища, возможно, имели культовой характер и были связаны с охотничьими лесными ритуалами, имеющими в своей основе представление о возрождении зверей.

Что касается погребального ритуала, то еще в 1935 году на поселении около нынешнего Амурского санатория археологи увидели в обрыве берега крупные фрагменты своеобразных огромных, почти как античные пифосы, или хумы Средней Азии, сосудов. Вместе с ними и внутри их находились человеческие кости. Это были остатки древнего погребения необычного рода, с костями человека, захороненными в двух глиняных сосудах, обращенных друг к другу горловинами. Сосуды эти имели обычную для польцевской культуры форму: высокие вазы с узкой, шейкой, украшенной пояском из резных параллельных линий с широким венчиком в виде блюда. Кроме отмеченных двух сосудов в этом захоронении найдены также два тонких костяных наконечника стрел — это все, что уцелело в могиле.

При последующих раскопках там же, на поселении у Амурского санатория, были обнаружены остатки других захоронений. В одной из ям на территории поселения был найден потревоженный впоследствии костяк человека, помещенного в нее в сидячей позе.

Возраст польцевской культуры определяется тем, что она непосредственно следует по всем ее признакам за урильской культурой, и следовательно, за янковской — в Приморье. Радиоуглеродная дата, полученная Ленинградской радиоуглеродной лабораторией, — 2930, что соответствует 980 году до н. э. Следовательно, польцевская культура была так или иначе современницей кроуновской в Приморье, которая сменила янковскую культуру.