Польцевская культура

Польцевская культура — важная веха в истории не только нашего Дальнего Востока, но и соседних частей Азиатского материка в целом. Ее черты обнаруживаются в керамике соседних островов Тихого океана, на Японском архипелаге, в период перехода от древнейшей культуры неолита дземон к новой «энеолитической» культуре, получившей название культуры яёй. Для поселений характерны сосуды в виде узкогорлых высоких ваз с широким, почти полусферическим туловом и блюдовидным венчиком. Сосуды эти по их форме и орнаменту — налепным горизонтальным венчикам — близко напоминают аналогичные сосуды польцевской культуры. Это свидетельствует, что на культуру племен яёй оказали влияние их современники, обитавшие на материке. В связи с этим остро встает вопрос о генезисе этой культуры, о ее истоках и месте возникновения. Как показывает сравнение памятников польцевской культуры с предшествующими, урильскими, ее носители были в культурном отношении прямыми потомками и преемниками урильцев — современников приморских племен, оставивших на берегах Амурского и Уссурийского заливов поселения с раковинными кучами — янковцев.

Центром расселения амурских племен, как мы уже знаем, был Средний Амур, плодородная низменность в бассейне реки Зеи. Их потомки в польцевское время продолжали жить там же, в амурских прериях, и вели тот же оседлый образ жизни, занимаясь земледелием, разводя свиней. Они пользовались такими же каменными топорами, прямоугольными в поперечнике, продолжали лепить сосуды, сходные по форме чаши типа пиалы, сосуды с шаровидным туловом и узкой шейкой.

Тот факт, что польцевская культура, как и ее предшественница — урильская культура, в основном тяготеет к Амуру, как исходному центру и главной опоре в ее развитии, свидетельствует о возрастании роли северных конкретно амурских племен в культурной и этнической истории Дальнего Востока, из которых затем складывается целостное общество, идущее на смену родовой общине.

Влияние этого мощного культурно-этнического единства проявляется не только в широком распространении отдельных элементов культуры, но и всего ее комплекса: в сотнях километров от устья Зеи повсюду обнаруживаются поселения одного и того же типа, с единой, удивительно выдержанной культурой. Имела место, следовательно, и прямая экспансия польцевских племен не только на север, но и на юг, по направлению к Приморью и к современной Маньчжурии. Так, одним из замечательных ранних памятников данного периода в Приморье, непосредственно примыкающих к находкам в верхнем слое поселения на реке Кроуновке и в пади Семипятной, является поселение на Сенькиной Шапке, на правом берегу реки Раздольной, в 35 км к западу от г. Уссурийска, а также некоторые изолированные находки в других местах Приморья и одновременные им памятники на Амуре.