Археологические памятники, представляющие интерес

В свете всего сказанного первостепенный интерес представляют археологические памятники и древние культуры той территории, которую по традиции считали родиной не только маньчжуров, но и северных тунгусских племен, родичей маньчжуров по языку. Эти памятники и культуры, естественно, не могли учитывать в своих построениях исследователи XIX века, а также и С. М. Широкогоров, поскольку они впервые стали известны в науке в 30—40-х гг. нашего века. Как стало ясным; в результате этих исследований, а также работ в Восточной Монголии и на территории советского Приморья и Приамурья, на обширных пространствах Восточной Азии, параллельно друг другу, издревле существовали самостоятельные культурные центры, местные и независимые друг от друга очаги самобытных культур. Одним из этих районов и культурных очагов был тот нуклеарный, как его называют, район, где формировались древнейшие народы Азиатского континента. Но сам этот район первоначально был небольшим, а его население никогда не достигало такого количества, как впоследствии в эпоху становления первых государств Инь, Чжоу и Хань. Это первоначальное ядро, как свидетельствуют китайские письменные, этнографические и археологические источники, было окружено другими культурно-этническими группами: северными, южными, западными и восточными. Здесь могли быть тунгусские и палеоазиатские племена, так же как пратюрки и прамонголы.

Возникновение и дальнейшее развитие высокой земледельческой культуры реки Желтой с характерной для нее расписной керамикой явилось результатом развития производительных сил не одной только этнической группы, а целой группы племен различного происхождения. И, несомненно, что этот процесс протекал под прогрессивным влиянием других стран — в том числе Ближнего Востока и Средней Азии, где в V тысячелетии до н. э. возникают местные очаги земледелия и появляется искусство керамической росписи.

Один из важнейших очагов культуры, существовавший к северу и к западу от «нуклеарного района» — древнейшей китайской цивилизации, известен теперь в Маньчжурии, в том районе Восточной Азии, который издавна был местом оживленного культурно-этнического взаимодействуя различных по происхождению племен и народностей.

О самобытности культурно-исторического процесса в Маньчжурии с древнейших времен выразительно свидетельствуют такие памятники, как пещера Шагодун, исследованная И. Г. Андерсоном, поселения «первой доисторической культуры» в Чифэне, а также могильники, состоящие из «плиточных могил», каменных ящиков.

Как показывают материалы памятников «первой доисторической культуры Чифэна», относящиеся к неолиту, она была создана племенами, стоявшими уже на высокой ступени развития, ничем не уступавшими по уровню хозяйства и материальной культуры племенам соседней культуры яншо. Ее создали люди, основой хозяйственной жизни которых являлось земледелие, вероятно, сочетавшееся с зачатками скотоводства. У носителей первой культуры Чифэна была расписная керамика. Они сочетали южную технику с северной. У них в большом ходу была техника отщепления пластин с призматического нуклеуса, они умели обрабатывать кремнистые породы всеми наиболее совершенными по тому времени приемами ретуширования камня, которые довели до виртуозности мастера севера, жители Монголии, Прибайкалья, Забайкалья и других районов Сибири.