Поселение у Амурского санатория

Теперь мы можем сказать, что такой процесс начался уже в раннем железном веке, если не раньше. Иначе мы не нашли бы в чисто земледельческом по общему его характеру комплексе предметов из поселения у Амурского санатория в Хабаровске модель тунгусской колыбели и лодочки-берестянки вместе с привычным для лесных охотников защитным щитом при стрельбе из лука.

Процесс этнической и культурной ассимиляции, распространение в обширных пространствах Приамурья и Приморья новой культуры был подготовлен, нужно думать, событиями, происходившими и на предшествующем, урильском этапе, когда мы тоже наблюдаем определенную нивелировку культуры, хотя и не в таких всеобъемлющих формах. О начале нивелировки, а следовательно, и о распространении одинаковых эстетических вкусах и производственных навыках, о сближении чуждых ранее друг другу, разобщенных племен еще в «урильское» время свидетельствуют отмеченные выше совпадения в формах глиняных сосудов, в характере и технических способах их орнаментации (сосуды со сферическим туловом, узким горлом и широким блюдовидным венчиком, красное лощение, накладные валики в прорезных желобках). Это был, следовательно, первый этап этнической истории железного века на Среднем и Нижнем Амуре.

За ним следует второй этап, совпадающий со временем окончательной победы железа на Амуре и в Приморье. В Приморье этого времени отмечается смена янковской культуры (раковинных куч) кроуновской, с которой в конце ее существования хронологически вплотную смыкается сменяющая ее на Сенкиной Шапке, около Уссурийска, и на ряде поселений к северу от Владивостока, например на Синих Скалах, культура польцевского типа. Она распространяется в Приморье из бассейна Амура. Что касается последнего, то разнообразные и разнородные культуры предшествующей эпохи были окончательно перекрыты и унифицированы здесь новой культурно-этнической общностью в то время, когда достигли своего расцвет поселения, характерными образцами которых служат такие памятники, как поселение Польце-Кукелево или Амурский санаторий. Само по себе внезапное и неожиданно широкое по масштабам распространение едилообразной в основе культуры типа Польце-Амурский санаторий от Благовещенска до Уссурийска, перекрывшей все прежние локальные варианты, свидетельствует не только о культурной экспансии.

Это была, видимо, экспансия нового населения, в результате которой на Амуре сложилась, выражаясь словами Л. И. Шренка, -новая этническая формация, новая народность и новая культура.

Принципиально важно при этом, что процесс смешения культур и их нивелировки протекал в определенных границах, в долине Амура и к югу от него, но не захватывал северной таежной области, куда не проникали южные элементы. По крайней мере, до мохэского времени на Верхнем Амуре, и тем более глубже на север, мы не видим на археологическом материале никаких признаков южного влияния. И, напротив, на юге, в долине Амура, в инвентаре польцевской культуры обнаруживаются такие типичные признаки северной культуры, как тунгусская лесная колыбель, щиток для стрельбы из лука и лодка-берестянка.