Локальные варианты

Имели место, очевидно, три основных локальных варианта этого процесса. Первый вариант характерен для Нижнего Амура, и его выражением могут служить гиляки-нивхи и их культура. Они сохранили с каменного века свой палеоазиатский язык и свою культуру, в том числе богатый криволинейный орнамент. Их миновала, следовательно, ассимиляция тунгусами. У них устойчиво существовало и древнее хозяйство оседлых рыболовов, а вместе с ним долгое время сохранялись и старые социальные отношения родовой общины, основанные на кровных связях, на законах экзогами.

Второй вариант представлен нанайцами и ульчами. Они имеют в основе тунгусский язык, но у них сохранилась древняя культура, о чем свидетельствует неолитическая по происхождению криволинейная орнаментика с ее спиралями и меандром, а также с амурской плетенкой. Эти племена, подобно их соседям гилякам, тоже остались в стороне от процесса возникновения классовых отношений. Они не были прямыми участниками тех бурных политических событий, с которыми связаны были судьбы тунгусо-маньчжурских государств средневекового времени, начиная с Бохая И чжурчжэней и кончая Маньчжурской империей, возникшей на развалинах государства чжурч-жэней.

Третий вариант имел место на Среднем Амуре и в соседней Маньчжурии. Здесь, в плодородных низменностях по Зее, Амуру, в долинах Сунгари и Нанни, пришельцы неизбежно становились земледельцами, начинали разводить свиней, лошадей и коров вместо оленей. Вместе с земледелием и скотоводством они воспринимали от аборигенов новые формы жилищ: взамен легких шатров-чумов строили прочные полуподземные зимние жилища, наряду с древней берестяной посудой выделывали глиняную, разнообразные формы которой отвечали сравнительно высоким потребностям земледельца. Такой характерный элемент материальной культуры амурских племен, как ролики для веретен-пряслиц, судя по находкам в Польце, показывает, что вместе с земледельческим оседлым образом жизни изменилась и одежда, наряду с ровду и шкурами материалом для нее стали служить растительные нити, волокна крапивы. Но в то же самое время, усваивая новую производственную культуру и новый быт, северные пришельцы устойчиво сохраняли, как мы видели, свой язык, свои колыбели, шаманство и многое другое. И не только сохраняли, но и передавали их коренным племенам, аборигенам, «южанам».

Следует при этом иметь в виду, что черты своеобразия локального исторического процесса на Среднем Амуре определены были и тем культурно-этническим субстратом, который лежал в его основе: уже в неолите культуры Нижнего и Среднего Амура развивались отличными, путями. Их принципиальное этнографическое различие заключалось, прежде всего, в орнаментике. На Нижнем Амуре существовала богатая криволинейная орнаментика, ведущими формами которой были спираль, амурская плетенка, а также меандр. Со временем здесь появляется и роспись на сосудах: черной краской по малиново-красному лощеному фону. На Среднем Амуре такой орнаментики в коренных, туземных культурах эпохи неолита нет. Орнамент здесь скупой. Украшение сосудов, как правило, ограничивается налепными параллельными валиками под венчиком сосуда. Правда, достаточно щедрая орнаментика имеется на керамике из поселения Громатуха в долине реки Зеи. Но там эта орнаментика обнаруживает связь с севером, с неолитическими культурами Прибайкалья, Забайкалья и Якутии.